Как продержаться в бизнесе 20 лет. Часть 1

Продержаться в отечественном бизнесе со времен образования первых советских кооперативов до сегодняшнего дня – задача не из легких. Подобных предпринимателей в России немного. Перед вами – история старожила советско-российского бизнеса.

– Сергей Васильевич, это только так говорится просто – открыть свое дело. В реальности эти простые слова превращаются в довольно-таки растянутую по времени проблему. Каково было начинать с нуля, да еще и в советское время?

– Начинать было ох как непросто! Никаких сведений о том, как правильно открыть свой кооператив, не было. Просто не было. До нас только доходили сведения о том, что открывать их разрешили, а как открывать – неизвестно. Я собирал данные буквально по крупицам – из публикаций в газетах, из рассказов тех, кому удалось-таки открыть свой кооператив.

Я выяснил, что кооператив можно открыть только на базе какого-либо крупного предприятия. Тогда я сам обошел все окрестные предприятия, пытаясь договориться с их руководителями. Вскоре директор одной из контор, принадлежащих железной дороге, согласился со мной сотрудничать. Да и немудрено – я обещал регулярно платить арендную плату за выделенное мне помещение, обязывался давать подработку тамошнему бухгалтеру и вообще старался организовать, выражаясь современным языком, социально ответственный бизнес.

Так все и началось – 23 марта 1989 года. Под моим началом оказалось несколько художников, мы с ними занялись оформлением интерьеров магазинов, кафе, ресторанов. Помимо чисто коммерческих заказов, выполняли еще и социальные – оформляли детские сады, например. Поскольку поначалу конкуренции почти не было, заказов было много, дела шли успешно.

– А что же вас все-таки побудило открыть собственное дело? В то время, когда это было совершенно не принято в обществе и даже воспринималось многими отрицательно?

– Причиной стали некоторые особенности моего характера. Правда, я их для себя сформулировал позднее.

Во-первых, это инициативность, нежелание кому бы то ни было подчиняться. Я всегда был хоть небольшим, но начальником – с юности я занимался комсомольской работой, потом на заводе работал конструктором, потом технологом, затем занял должность главного инженера. Наверное, начальство видело во мне инициативность и изобретательность. Ну а когда появилась возможность, я сразу же ушел в автономное плавание. Мне нравится, когда все зависит только от меня.

А во-вторых, я очень современный человек, быстро усваиваю новое, а не сопротивляюсь ему, как многие. Даже сейчас, когда мне пятьдесят шесть лет, я думаю, что развиваюсь динамично – в частности, сразу беру на вооружение новые технологии, постоянно совершенствуюсь. Это качество помогает мне быстро сориентироваться и в бизнесе – на этом игровом поле берет верх умение определять перспективность нового направления.

В-третьих, я очень люблю преображать мир вокруг себя, а не терпеть действительность. Я вообще не люблю, когда мне советуют что-либо терпеть. Я пришел в этот мир, чтобы жить и получать от жизни удовольствие, а не для того, чтобы терпеть.

– Наверное, поначалу к вам многие относились недоброжелательно? Помню, какой оттенок вкладывали люди в слово «кооператор»…

– Да, поначалу некоторые мои друзья стали поглядывать на меня чуть ли не с неприязнью. Кооператор был синонимом спекулянта. И это несмотря на то, что мы многим помогали.

Зато спустя несколько лет, когда заниматься бизнесом стало модно, все они стали обращаться ко мне за советом. В обществе всегда так – сперва выбиваются вперед самые инициативные, на них смотрят с неодобрением: как же так, все вокруг работают на заводах, все довольны своей жизнью, а этот вылез зачем-то. Больше всех ему надо. А когда ветер меняется, то в слово «бизнесмен» начинают вкладывать даже больше сладострастия, чем в словосочетание «секретарь обкома».

– А каким стало развитие вашего бизнеса? Ведь вам уже тогда, наверное, было ясно, что необходимо развиваться?

– Да, я уже тогда понимал, что только на оформлении помещений долго не протянешь – появлялась конкуренция, рынок заполнялся. Поэтому я постоянно держал нос по ветру. По счастью, круг моих знакомых был довольно широк и постоянно расширялся – я вращался среди деятелей культуры, знакомясь с ними через моих художников, знакомился с другими кооператорами, которые после 91-го начали превращаться в бизнесменов. И вскоре мне предложили выгодное дело. Это был книгоиздательский бизнес.

– Как? В голодные для большинства российских людей 90-е, когда вокруг был сплошной хаос, и вдруг – издательство?

– Представьте себе. Сперва я тоже засомневался, а потом понял, что дело выгорит. В стране был еще и книжный голод, а не только реальный. Необходимо было выпустить несколько хороших книг большим тиражом. Первой книгой, выпущенной нашим издательством в 1991 году, стал Майн Рид – «Охотники за скальпами». Тираж этой книги составил 200 тысяч экземпляров. Сразу скажу: рентабельность этого тиража составила 600 процентов. В это трудно поверить, но это так. В 90-е годы книги разбирали почти мгновенно. Затем мы выпустили еще несколько книг: «Анжелика в Квебеке», «Ретт Батлер» и серию «Книги тайн».

В целом общий тираж изданных книг перевалил за миллион. Чтобы понять, сколько это, представьте 12 железнодорожных вагонов, доверху набитых бумагой – вес изданных книг составил около 600 тонн.

Продолжение следует…

Автор — Александр Сорокин

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *